Записки из сумасшедшего дома

Каталог интернет ресурсов с обсуждением.
Ответить
ksyusha3006
Психиатр или пациент?
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 11.01.2011, 23:41

Записки из сумасшедшего дома

Сообщение ksyusha3006 » 05.12.2013, 16:13

Многим людям представляется, что сумасшедший дом - это что-то страшное и далекое и что в нем в действительности находятся только сумасшедшие люди.
Я, как постоянный клиент этого заведения, смею вам сообщить, что сюда обычно попадают вполне приличные адекватные люди, и что многих из них вы никогда не примете за больных, если встретите на улице.
В данном случае я хочу рассказать об Алтайской краевой клинической психиатрической больнице имени Юрия Карловича Эрдмана, сокращенно АККПБ. Кто такой этот самый Юрий Карлович – никто толком не знает, во всяком случае, сами больные, и я в том числе. Можно конечно залезть в интернет и посмотреть в гугле, но, как вы можете догадаться, интернет в психушке не особо доступен, можно сказать, совсем недосягаем.
Здесь абсолютно другая реальность, в которую ты погружаешься на срок от 10 дней и более. Причем 10 дней это крайне редкий случай, средний срок один месяц, а то и два-три и так до бесконечности. Так уж у них психиатров повелось, выжидать время и выдерживать людей подолгу, якобы для закрепления состояния. Это как раз тот случай, когда говорят, что время лечит. Еще здесь часто считается, что лечит не только время, но и сами стены, не считая медикаментозного лечения.
Срок пребывания здесь нередко зависит от лечащего врача. Одни выписывают по мере «выздоровления», а некоторые считают своим долгом продержать человека не менее двух месяцев, т.к. местные препараты начинают действовать только через 6-8 недель. Считается, что нужно закрепить состояние. Лечение в дурдоме очень уж какое-то однобокое. В-основном, это прием психотропных таблеток и строгие режим, которому всем без исключения приходится подчиняться.
Мне в этот раз не повезло. Я попала к врачу, который «считает своим долгом» выдержать человека не менее двух месяцев, вот я, чтобы окончательно не сойти с ума, решила сделать эти записи. Ведь за два месяца пребывания в таком заведении, даже «нормальный» человек становится психом.
Расскажу вкратце о том как здесь все устроено. Сначала больного привозят, как правило на «скорой» в приемный покой. Там дежурный врач расспрашивает, если необходимо, как и что, что случилось и т.д. Причем многие из поступивших, до последнего момента верят в то, что произошло какое-то недоразумение и что, поговорив с врачом, все выяснится и их отпустят домой. Ну не тут то было. Никого здесь так просто не отпускают. Попасть сюда очень не сложно, а вот выйти… большая проблема.
После разговора с дежурным врачом человека проводят в подсобное помещение. Там проверяют на наличие длинных ногтей и запрещенных предметов, таких как колющее, режущее, любые виды украшений, в том числе крестиков на шее, у женщин снимают даже бюстгальтеры, якобы на них при желании можно повеситься, если сильно захотеть. Все вышеперечисленное, верхнюю одежду и другие личные вещи описывают и сдают на склад до момента выписки. Очень часто бывает, что человек поступает, к примеру, в шубе и сапогах, а выписывается, когда на улице уже тепло, или наоборот.
После этого больного проводят в сопровождении охранника в острое отделение. Острых отделений два – мужское и женское. Мужское - под номером 5 и женское - под номером 4. В простонародье эти отделения называются «обезьянниками». Здесь первым делом больного кладут в надзорную палату. Если повезет и не будет «буйных», то эта палата не так уж страшна, но нередко бывает так, что вновь поступившие больные очень агрессивно себя ведут и не спят по ночам. Обычно таких привязывают к кроватям специальными вязками, на санитарском языке «фиксируют». Но прификсированные больные – не значит «тихие». Они обычно кричат, просятся в туалет, умоляют отвязать их, причем длится это круглыми сутками. Так что если вы поступили, например, с депрессией, вам надзорная палата покажется сущим адом.
Надзорка снабжена специальными воротами-решетками, за которыми сидят санитары. Как я уже сказала – это острое отделение, здесь снимаются основные симптомы болезни в течение 10 суток, потом больного переводят в общее отделение. В АККПБ всего 12 отделений, из них три отделения женские, то есть 2-е, 4-е и 7-е. Остальные отделения предназначены для мужчин. Где-то я слышала, что шизофренией чаще страдают мужчины, отсюда и такая статистика. 12-е отделение – это психушка для ЗЭКов, там находятся те, кто переступил закон и у них есть психическое заболевание. Это самое строгое отделение, вход на его территорию только по пропускам.
Есть здесь еще 10-е отделение, оно предназначено для неврозов. В отличие от всех остальных отделений, здесь свободный выход, как в обычной больнице. В остальных отделениях больницы, больным запрещено покидать стены больницы без сопровождения персонала. Выходят здесь иногда на прогулки, либо на трудотерапию. Прогулки здесь специфические, они происходят с специально огороженных площадках, за пределы которых нельзя выходить. Многих больных коробит атмосфера такой «прогулки» и они предпочитают находиться внутри здания.
В острых отделениях прогулок не бывает, там запрещено ходить даже на пищеблок. Зато в остальных отделениях за едой ходят сами больные, т.е. приносят завтрак, обед, полдник и ужин в ведрах с пищеблока. Питание здесь пятиразовое, то есть, не считая выше перечисленного, еще дают перед сном кефир или молоко. Вообще за последнее время питание здесь стало более полноценным. Практически каждый день дают мясное блюдо, нередко бывают фрукты и овощи.
После 10-ти дней в остром отделении, больного переводят в обычное отделение. Я сама по месту жительства отношусь ко 2-му отделению. Мне повезло, многие говорят, что 2-е отделение по сравнению с 7-м просто рай. Раньше здесь работала заведующей очень хорошая женщина Бабаушкина Людмила Ульяновна. Она – врач от Бога, не смотря на то, что работала психиатром. Таких внимательных и понимающих людей поискать. Людмила Ульяновна полностью отдавала себя работе, при этом ни разу не была замужем и полностью посвятила себя своей профессии.
Сейчас Людмила Ульяновна ушла на пенсию и ее сменила Светлана Александровна, но она недолго проработала заведующей. Говорят, что у нее умерла мама и она начала выпивать, поэтому ее понизили в должности и перевели в другое отделение работать обычным врачом. На ее место поставили врача из 7-го отделения Любовь Юрьевну. Вообще здесь сейчас кроме нее еще один врач Анастасия Сергеевна. Последняя как раз относится к тем врачам, которые предпочитают выдерживать людей в больнице не менее двух месяцев, даже если у них состояние стало лучше. От этого больному становится еще хуже, особенно если у человека было депрессивное состояние. Можно после выздоровления еще сильней впасть в депрессию, если находиться здесь долго. На самом деле здесь дни тянутся очень медленно. Все считают деньки до выписки.
Подъем в психушке в 6.30. Санитары начинают ходить по палатам и кричать, чтобы все вставали, сходили в туалет и заправляли кровати. В 7 часов туалет закрывается на уборку и никого не интересует, что кто-то не успел сходить. Этот местный идиотизм тянется здесь испокон веку, и ничего с этим не поделаешь, приходится подчиняться.
Вообще туалет – это место встреч в психушке, особенно у курильщиков, т.к. здесь нет специальных мест для курения. Из-за этого страдают некурящие люди, они непроизвольно становятся пассивными курильщиками. А курящие, у которых нет своих сигарет, постоянно толпятся в туалете в ожидании, что кто-нибудь оставит им покурить. Поэтому в туалете всегда кто-то есть, и остаться наедине здесь можно разве что ночью.
Сигарет в дурдоме катастрофически не хватает. Здесь их забирают во время свиданий и выдают по одной пачке в два дня, то есть по 10 сигарет на день. Естественно, что для психически больного человека, который привык курить не менее 2-х пачек в день, это слишком мало.
Сама я умудряюсь спрятать на свидании несколько пачек и пронести в отделение, а часть сдаю. Поэтому у меня обычно есть сигареты. Но курю их я не одна. Обычно стоит только зайти в туалет, как тебя окружает несколько человек и все просят оставить. Если я за два месяца пребывания здесь выкурила от силы сигарет пять полностью, то это еще хорошо.
Свидания с родственниками здесь происходят не каждый день, а только три раза в неделю – среда, суббота, воскресенье утром с 10 до 12 и после обеда с 15 до 17. Причем для свидания дается не больше 20 минут. Правда иногда, если мало народа, можно посидеть подольше.
В этот раз я попала сюда с депрессией, точнее с мыслями о суициде. Так получилось, что я лежу здесь уже второй месяц, но мысли эти еще до сих пор меня преследуют врем я от времени. Я устала от этой больницы, меня стали раздражать люди, мне все труднее становится подстраиваться под местный режим.
Иногда бывало, что мне действительно помогало местное лечение и я выписывалась в «здоровом» состоянии. Но в этот раз мне не повезло. Лечение мне не помогает. Я постоянно думаю о выписке, причем я думаю о ней так, что как только я выпишусь, я заберусь на 16 этаж и выброшусь из окна. Такая у меня болезнь. Я очень часто думаю о суициде, хотя осознаю, что это большой грех. Странно, что я до сих пор жива. За 17 лет своей болезни у меня было несколько суицидальных попыток, причем я никак не могла настроиться на какой-то «настоящий» суицид и постоянно глотала таблетки. Мне это всегда казалось самым легким способом уйти из жизни, то есть уснуть и не проснуться. Но всегда получалось, что меня кто-то находил, вызывал «скорую» и меня отвозили в токсикологию. Там меня откачивали и привозили сюда.
Вообще кроме депрессивных состояний у меня еще бывают маниакальные. Эти состояния переносятся намного приятнее, чем депрессивные. О суицидах здесь не может быть и речи, очень хочется жить. Иногда мне кажется, что вся моя жизнь только и заключается в этих состояниях. Но в таких состояниях человек тоже считается неадекватным. У него наблюдается яркая гиперактивность, он может не спать несколько суток подряд и при этом оставаться активным. Часто активность сопровождается множеством навязчивых идей, которые нормальному человеку даже в голову не придут. В этих состояниях меня преследуют так называемые смысловые галлюцинации, нередко связанные с Богом и с эзотерикой. Например, когда я в первый раз сюда попала, я на полном серьезе решила, что я сама являюсь воплощением Иисуса Христа. Причем в последствие я узнала, что я такая далеко не единственная, и что многие люди с моим диагнозом испытывали подобное.
Конечно, место здесь – не самое лучшее в мире. Дай Бог каждому никогда сюда не попадать. Много здесь несправедливости, страданий и разочарований, но радует то, что все это временно. Каждый ждет своей выписки и каждый старается забыть о психушке навсегда…

bat-man
Лечение общением
Сообщения: 1233
Зарегистрирован: 22.07.2011, 20:10
Откуда: http://shiza.nut.cc

Re: Записки из сумасшедшего дома

Сообщение bat-man » 06.12.2013, 13:54

Это ваша слабость и страх перед самим собой я тоже хотел повесится при шизе у меня были зрительные голюцинации и голоса мне хотелось (цензура РКН -1 слово) себя чтоб главное ничего не слышать и не видеть но от себя никуда не убежишь это сейчас я осознаю каким я был дураком и мне стыдно за свои поступки ну с одной стороны я же невиноват что у меня шиза но славу богу я сейчас живу в гармонии стараюсь меньше думать о глупостях которые приходят в голову я их даже не замечаю поскольку если я буду воспринимать свои глупые мысли в серьёз то точно опять свихнусь :!:

Ответить

Вернуться в «Ссылки и адреса»