Моя история

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Моя история

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:28

В 2000 году осенью за мной стала следить мафия (позже, узнав масштаб данного мероприятия, я стала допускать, что они вполне могли и раньше наблюдать за мной, и в подростковом возрасте, однако именно в 2000 году я переехала из деревни в город, и стала жить одна в квартире, купленной моими родителями). Дело было так. Мы со знакомым, который был на 4 года меня младше (мне было на тот момент 18 лет), занимались распространением продукции Гербалайф. Расклеивали листовки, проводили семинары. Я только что приехала в город и не знала ничего о городской жизни. Он мне много рассказывал про жизнь их дворов, про людей. Рассказал и про некую группировку, которая орудует в районе. Главарем этой группировки был некий Дюша, "бандюга из бандюганов", ездивший на черном "Ленд Крузере". Правда я его до тех пор ни разу не видела. Однажды после расклейки листовок, я встретила на улице моего знакомого-гербалайфщика с каким-то пареньком лет пятнадцати. Мы перекинулись парой слов, и я пошла домой. Вечером часов в девять раздался звонок. Звонил мой знакомый, и говорил, что Дюша приглашает меня в ресторан поесть корейских салатов. Знакомый-гербалайфщик меня предупредил, что если я откажусь, "будет только хуже", и посоветовал мне поехать, но я не поехала. Я ответила, что я с незнакомыми поздно ночью не встречаюсь и что я не люблю острое. На следующий день мне позвонил незнакомый человек и сказал: "Ты плохо себя ведешь. Ты вчера рассердила Дюшу." На что я ответила, что не знаю никакого Дюшу. Позже или на следующий день, раздался еще один звонок и незнакомый голос мне сказал: "Ты понравилась моему брату. Теперь ты должна ему отдаться, иначе будет плохо." Я сказала, что ничего делать не собираюсь и никого не боюсь. Как оказалось, тот пятнадцатилетний паренек, встретившийся тогда на улице, оказался младшим братом Дюши-бандюгана. Как ни странно, его тоже звали Дюшей (с приставкой "младший"). Затем мне стали звонить подростки и говорить разные вещи: "Дюша-младший собирается залезть к тебе через балкон. (Квартира располагалась на 5-м этаже). Он посмотрит как ты спишь и слезет обратно." Я испугалась, что он невменяемый. Также, они мне звонили и угрожали поймать на улице и изнасиловать, если я не "отдамся" младшему Дюше самостоятельно.
Затем в доме напротив были установлены видеокамеры и устройства для прослушивания. За мной началась слежка. Прослушивали также и телефон. Они мне звонили и включали записи моих телефонных разговоров с родителями и друзьями. Также, они могли встревать посреди телефонного разговора, прямо в разговор. Обычно это делалось когда я разговаривала по телефону с моими гербалайф-клиентами. Также, они присылали через курьера кассеты с записями из жучков, где я говорю у себя дома. Угрожали, что развешают по всему городу плакаты со мной в обнаженном виде, который они "каждый день снимают по камере из дома напротив", и пошлют моим родителям. Мне звонили разные люди и говорили, что они видят чем я занимаюсь в ванной – утверждали, что "просвечивают меня специальным оборудованием, основанном на инфракрасном излучении", проникающем через стены и позволяющем видеть человека внутри здания. Я стала опасаться, что это излучение может быть опасным. Все их сообщения точно совпадали с тем, чем я на самом деле занималась. Например, могли позвонить и сказать: «Вчера в час ночи ты принимала ванну. Хорошо побрила ноги». И что самое странное, они подслушивали меня даже когда я ходила по улицам. Например, однажды я пошла на улицу и купила там два сникерса и съела их сразу же на улице. Когда я пришла домой, мне позвонили и сказали: "Ну ничего себе, ты обжора, целых два сникерса съела!". Так продолжалось каждый день. У меня появилось неотступное чувство, что за мной постоянно следят, где бы я ни находилась - в фитнес-клубе, на улице, у соседки и пр. Звонили каждый раз разные люди, это были как подростки, так и взрослые парни. С некоторыми мы подолгу беседовали, о книгах, о жизни, но они никогда не показывались мне, даже когда мы договаривались о встрече, они не приходили. Я так поняла, что они все ходят под контролем у этого Дюши-главаря, и, возможно, боятся его. Встречаться и выполнять волю младшего брата Дюши я отказывалась.
В очередной раз мне позвонили и сказали: «Ты попала. Мы тебя найдём куда бы ты ни уехала, в любой стране, в любом городе. И будем преследовать тебя до конца твоей жизни.» Мне было также сказано, что «на меня заведено досье».
Я допускаю, что меня хотели (цензура РКН -1 слово), путем доведения до самоубийства. Можно лишь догадываться сколько еще таких же людей-мучеников, попавших под действие этой организации, и сколько людей сломалось под их давлением. Позже я узнала, что методы, применяемые ко мне – это стандартные методы мафии, для склонения жертвы к выполнению чужой воли. Я прочитала множество историй девушек, которых склонили к половому рабству подобными запугиваниями.
Звонки продолжались. Мне на телефон звонили совершенно незнакомые мне люди, всё время разные. В основном молодые парни, но были и девушки, называли моё имя, подтверждали что подслушивают меня все вместе, подробно рассказывали мне чем я занимаюсь, в чем одета и с кем встречаюсь. Говорили: "Сегодня мы смотрели твоё видео", "Над тобой подшутили", смеялись надо мной. И даже предлагали мне участвовать в сервисе «секс-услуг» и порнофильмах. Сказали, что мне будут платить деньги за то, что я буду разговаривать с парнями по телефону на сексуальные темы. Но меня эта затея не устроила, я знала, что это не мой путь. Было невыносимо жить. Но я боец с детства и переносила всё стойко.
(Я прожила в этой квартире 15 лет. К сожалению, ни продать, ни поменять квартиру я не могла, так как квартира находилась не в моей собственности.) В 2001 году мы с моим знакомым с помощью ультразвукового прибора "Охота на лис" нашли в этой квартире три жучка в виде утолщенных проволочек, прикрепленных на картины. Эти "жучки" я отдала на обследование моему деду-механику. Он сказал, что это то ли "диоды", то ли "резисторы" (сейчас уже точно не помню). Звонки продолжались. Однако, я не могла отключить телефон тогда, потому что я работала по телефону, занималась Гербалайфом.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:30

Позже, мне удалось встретиться с некоторыми звонившими (рядовыми). Я с ними беседовала на тему прослушки и звонков, но они ни слова не проронили про тех, кто этим всем заведует. Только знакомый-гербалайфщик, который с ними тесно общался, рассказал мне, что есть некая квартира, «под завязку» оснащённая аппаратурой, предназначенной для осуществления прослушки и слежения за людьми. Он утверждал, что был в это квартире. Когда я его спросила кто этим заведует, он ответил: «Это бандиты, мафия. Лучше не связывайся с ними. Лучше согласись на все их условия. Иначе будет хуже.» Он рассказал мне как его заставили раздеться и поставили посреди комнаты, и насмехались. Он мне сказал, что эта банда не имеет никаких понятий морали и издевается над подростками. В ее составе много завербованных таким образом молодых людей. Когда я встретилась с главным мафиози, задала ему вопрос о том кто это делает, он засмеялся и сказал, что те пацаны, которые мне звонят - лишь пешки, а в этом замешаны гораздо более важные структуры. Я потребовала, чтобы преследования прекратили, потребовала убрать камеры и жучки. На что он ответил, что это невозможно.
Тогда я обратилась в полицию. Нашла номер отдела по борьбе с несанкционированным прослушиванием и позвонила на телефон доверия. Мне тогда было 19 лет. Полицейский мне может и поверил, но посоветовал «не вдаваться в подробности» и «забыть», сказал, что сделать они ничего не могут. Я ему назвала фамилии, на что он ответил, что с ними ничего не сделать.
Через год звонки поутихли. Однако, я была выбита из колеи, мне пришлось оставить учебу в университете. Жизнь моя была буквально сведена к нулю. Переехать из этой квартиры мне было совсем некуда, а родители утверждали: «Эта хорошая квартира, там хорошие соседи». А на мои жалобы о том, что меня преследует мафия, отвечали: «Кому ты нужна, чтобы тебя преследовать.»
Так прошел еще год. В 2002 году я предприняла побег в Петербург. Это был действительно побег – я купила билет на автобус, сложила два чемодана и поехала в Омск, оттуда я планировала ехать в Москву, а из Москвы в Питер, в саентологическую «церковь». В итоге, я только прокатала деньги. Человек, пригласивший меня в «Церковь саентологии», обманул меня – не выполнил обещание в отношении предоставления жилья и регистрации. Было очень трудно, пришлось вернуться обратно. В отъезде я почувствовала вкус свободы и огромное облегчение.
Осенью 2002 года я была вынуждена вновь вернуться в эту злополучную квартиру. Поступила в университет и училась. Во время учебы бандиты меня не беспокоили, и вообще казалось, что они обо мне забыли. Звонки прекратились. Однако, лишь иногда мне на телефон приходили странные смс-ки. Или же происходили странные вещи: при переписке по смс с подругой, ее смс-ка вдруг приходила с совершенно другого номера. Я узнала, что существуют специальные программы, позволяющие читать чужие смс. Однако, я была вынуждена не обращать на это внимания. Так как ничего сделать не могла. Я полностью погрузилась в самообразование.
Я люблю дискутировать сама с собой, развивать лекционные способности, готовить речи. С 2007 года я занималась аудиозаписями, озвучиванием книг, записыванием подкастов (аудиолекций) на тему изучения языков и духовного развития. И было нередко, что после произнесения мною той или иной речи мне на телефон вдруг приходила смс-ка: «Браво» или «Поговори еще со мной». Когда я пришла к открытиям по поводу патриархии и к выводам о разрушительном качестве слова "женщина" (читайте Книгу II «Ишвараведы»), после произнесения мной речи, примерно через неделю мне позвонил незнакомый человек по телефону и спросил «не давала ли я объявления о том, что требуется уход за женщиной». Я уточнила номер, который был указан в этом объявлении. Человек назвал мой номер телефона и газету, где он это объявление было опубликовано. Я сказала, что я такого объявления не давала. И так с объявлениями было несколько раз.
Вообще, стоит сказать, что город Усть-Каменогорск - зэковский город. Тут испокон веков живут генетические зэки - их еще с 16 века цари ссылали в эту крепость. Люди очень плохие, в каждом магазине хамство, на улицах дорогу перейти практически невозможно - обзывают самыми оскорбительными словами, на пешеходном, когда переходишь, практически всегда найдется тот, кто выедет на пешеходный на встречную(то есть на тебя). Самые опасные собаки разрешены, и полиция ничего не может с ними сделать. Я много раз писала в мэрию еще в 2003 году, чтобы они запретили опасных собак, но мне отвечали отписками. В 2013 году в феврале мне в дверь стала ломиться наркоманка (совершенно мне незнакомая, откуда-то появившаяся в подъезде - видимо, вчера вышла из тюрьмы). В тот день, как и всегда, я была совсем одна в квартире. Дверь разрывалась от долбежки. Долбили кулаками, каким-то железным предметом, по всей видимости ключами. Я подошла к двери, открыла первую дверь и посмотрела в окошечко, специально проделанное в наружней железной двери. Я спросила: "Кто Вы и чего Вы хотите?". В ответ мне посыпались ругательства непонятного содержания. Кое-как я смогла разобрать, что, оказывается, "От меня к ним на третий этаж по стенам течет кипяток!" Однако, поскольку я жила на пятом этаже, я посоветовала визитерше пройти на четвертый этаж и там разобраться с сложившейся ситуацией, и заметила, что у меня ничего нигде не течёт. Существо (а иначе его нельзя назвать) стало колотить мою дверь ногами со всей силы, и орать, что "у меня со стен течет кипяток". "Открываааай!!" - орало оно истошным воплем на весь подъезд. "Открываааай!!!! Я буду вызывать КСК!" Я ей сказала, чтобы вызывала КСК. На вид этому существу было лет 60, я всмотрелась через щель, у нее были абсолютно безжизненные бесчеловечные глаза со зрачками-точками, которые явно указывали на употребление сильных наркотиков. В руках у неё было что-то зажато, железное и острое. Хотя, это вполне могли быть ключи. Я ей еще раз сказала, что у меня ничего не течет. В ответ, она стала истошным воплем орать, чтобы я открыла дверь. Я еще раз спросила, почему она не идет в квартиру ниже, а пришла ко мне. На что она ответила, что, якобы, "уже была в квартире на 4-м этаже, там якобы тоже всё течет». (Однако, я знала, что в той квартире в данное время нет хозяина, я с ним была лично знакома. Мы с ним разговаривали несколькими днями ранее, и он посетовал мне, что больше квартиру сдавать не будет из-за того, что квартиранты попадаются плохие. Так что, я знала, что квартира снизу стоит пустая. Я могла это точно слышать, так как все звуки были слышны у меня в квартире, и если бы там кто-то жил или даже находился, я бы об этом знала. Потому что в панельном доме слышны даже малейшие движения соседей, и не только через стенку или этажом ниже, а даже находящихся на расстоянии нескольких этажей. Поэтому, настойчивость прихожанки, требующей открыть ей дверь, показалась мне очень подозрительной.) Она продолжала с силой пинать мою дверь ногами и орать. Тогда я сказала, что сейчас вызову милицию. на что она мгновенно ответила, тряся головой: "Я тоже вызову милицию!!! Я тоже вызову милицию!!" После чего, увидев ее уверенность, я поняла, то у них действительно есть своя милиция. Ведь кто-то им дал право существовать в этом доме, и этот кто-то обеспечивает им жизнь и защищает их права наравне с нашими.
Отчаявшись заставить меня открыть дверь, наркоманка стала обзывать меня самыми оскорбительными словами, сходя вниз по лестнице. Я отчетливо слышала через пустую квартиру, как войдя в свою дверь на третьем этаже, она стала разговаривать с каким-то человеком (по всей видимости, ее сожителем). Он ей говорил: "Она не откроет, это бесполезно." На следующее утро она опять долбилась, но я не подошла к двери.
Что примечательно, во время выламывания двери, ни один сосед не выглянул из квартиры. Хотя в двух квартирах на моем этаже жили взрослые сорокалетние мужики. А потом все соседи тряслись проходя по подъезду, особенно те, что с маленькими детьми. Я удивляюсь, как эти люди живут в такой обстановке, женятся, рожают детей и ничему не противостоят. Да здравомыслящий человек должен жизнь посвятить борьбе с этими реалиями. Ибо существовать в таких реалиях невозможно ни на животном, ни тем более на человеческом уровне. Сделав анализ ситуации, я пришла к выводу, что у нас вот так образовались кварталы нищих, подобные американским "черным кварталам". В этих кварталах живет масса наркоманов. но примечательная особенность наших нищих кварталов оказалась в том, что в этих кварталах рядом с маргиналами живут высокообразованные люди (Хоть и наблюдается всё увеличивающийся отток таких людей из этих районов в более благополучные). Точнее, культурой нигде не обозначается качество того или иного района. Все районы определены как "заведомо безопасные" и "одинаковые". И многие люди не знают о существовании такой действительности. Но это неизбежно скоро станет достоянием гласности. С этими наркоманами государство не может ничего сделать. Напротив, это зэки, которые были выпущены на волю после 20-25 летней отсидки, и поселены в обычных районах (мне на улице много раз встречались такие зэки и бомжи). Поэтому я сделала вывод, что государство инициирует их адаптацию в народе. И вдобавок к этому, поощряет разведение собак, и в частности, никак не ограничивает содержание особо опасных бойцовских пород, запрещенных во многих странах к разведению, ввозу и содержанию. Не стоит удивляться, что этажом ниже некие соседи (тоже мне близко не знакомые) завели питбультерьера. Милиция, вызванная мною, их даже оштрафовать не смогла. Посоветовали им надевать намордник, но они уже через неделю забыли про этот совет.
Годом ранее, одна бабушка-соседка, живущая напротив меня, рассказала мне историю о своём внуке - зэке, который отсидев срок вышел из тюрьмы и познакомился с соседкой со второго этажа. Они стали встречаться, и однажды этот внук взял топор и зарубил свою подругу. Я помню тот день, я шла мимо по подъезду, и из той квартиры, где жила эта девушка, доносились истошные душераздирающие вопли - кто-то очень горько плакал. Тогда я не знала, что произошло, и только после того как соседка-бабуля мне рассказала эту историю, я поняла что это были за вопли. Эта же бабушка-соседка мне сказала: "Никогда не открывай никому дверь. Люди в этом городе очень плохие. Я повидала многое, жила на Севере, но таких людей как здесь я нигде больше за всю жизнь не видела."
Каждый день выходя из подъезда я выходила как на войну, зажав баллончик в руке. В итоге у меня начало болеть сердце. После нападок наркоманки, у меня с сердцем что-то случилось, как будто (цензура РКН -1 слово) проткнули, оно начало сильно покалывать. Однако, переехать я не могла.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:31

Стоит заметить, что с 2000 года я не видела этих мафиози. Они исчезли. Казалось, что оставили меня в покое. Но я понимала, что прослушка существует. С 2010 года ко мне начали стучать в дверь по ночам (примерно раз в месяц). Приходили ночью часа в 2-3 и стучались в дверь, но я не открывала в течение четырех лет. Я допускала, что это мои знакомые от мафиози, либо он сам. Встречаться с ними у меня не было никакого желания. Допуская, что прослушка до сих пор существует, я ругала их дома «на чем свет стоит». Понимая, однако, что это может быть чревато. Мне было тогда очень тяжело жить, я буквально выживала каждый день. Могу сказать определенно точно, с 2011 года по 2014 год это была не жизнь, а настоящая война. В 2011 году, когда я развила основные идеи «Ишвараведы», я узнала, что оказывается недалеко от моего дома есть железная дорога и там ходит поезд. Узнала я это потому, что звуки, слышные от поезда, стали настолько громкими, что проникали даже сквозь закрытые окна. Поезд вдруг стал издавать гудок с очень завышенными децибелами, критичными для здоровья человека. Звук буквально бил в голову, в результате чего мозг буквально съеживался. Было абсолютно ясно, что этот звук разрушающе действует на человеческий организм. Я прочитала, что инфразвуковые волны способны проникать сквозь ткани напрямую, разрушая их, и имеют повышенную проникающую способность – проникают через бетонные преграды, камни. Я использовала беруши, однако беруши не спасали. Звук проникал в мозг даже через них. Тогда я решила, что единственным спасением в данной ситуации будут антишумовые наушники. Я нашла по интернету адрес единственного в городе магазина, торгующего такими наушниками и позвонила. Мне сказали, что доставка осуществляется в короткий срок и надо лишь сделать предоплату. Я пришла в магазин, назвала модель наушников, сделала предоплату. И сразу попросила продавца, чтобы он лично позвонил в Москву и договорился, чтобы мне прислали нужную модель наушников (наушники достаточно дорогие). Но видимо, он пропустил это мимо ушей или не принял всерьез. Это было в январе. Продавец обещал позвонить мне через три недели.
Гудки продолжались с неизменной мощностью. Звук проникал сквозь стены и беруши. Я была вынуждена переехать в ванную, благо у меня имелся миниатюрный письменный столик. Я переехала в ванную вместе со столиком и закрыла дверь. Только тогда гудки стали слышны как обычные звуки. Однако, жить в ванной комнате, и тем более там спать, было очень проблематично. Но и находиться вне ванной комнаты, было очень опасно. Каждую минуту я рисковала получить мощнейший инфразвуковой удар в мозг. Так тянулось время, я кое-как работала, находясь в состоянии огромного стресса.
По прошествии трех недель никакого звонка от продавца не последовало. Я позвонила сама. Продавец ответил, что пришла другая модель – с креплением на каску. Я сказала, что каску я носить не буду. Тогда он предложил подождать еще две недели, опять сказал, что позвонит мне. Я прождала три недели, звонка нет. Я позвонила сама. Меня связали с этим продавцом, я ему сказала, что прошло уже два месяца, а наушников до сих пор нет. На что он ответил, что опять по ошибке пришла модель с креплением на каску. Я поинтересовалась почему он не может заказать правильную модель. На что от ответил, что на складе нет нужной модели. Тогда я сама позвонила в Москву в отдел сбыта, мне ответили, что на складе данная модель имеется. Я попросила их выслать мне данную модель и предложила оплатить по карте Visa. На что они мне ответили, что не занимаются розничной торговлей, связали меня с магазином, где мне ответили, что не смогут переслать продукт в Казахстан, потому что не пересылают продукцию по почте, а только через крупных заказчиков. Я вновь связалась с местным магазином и осведомилась у продавца почему он до сих пор не может заказать продукт, и сказала, что я сама лично позвонила в Москву, в отдел сбыта, где мне сказали, что нужные наушники на складе есть. Он сказал, что не может позвонить им, а заказывает «через программу в компьютере». Я ему напомнила, что я его сразу предупреждала, чтобы он лично позвонил в Москву. На что он мне ответил, что у них с Москвой бесплатная телефонная связь, однако он позвонить не может, потому что (цитирую) «делает заказы через программу на компьютере». Я сказала, что я кое-как выживаю и жить без наушников в этом городе невозможно, и заметила, что он издевается надо мной уже два месяца. На что он мне ответил, что «ничего мне не должен». Мы сошлись на том, что он мне позвонит. Он мне не позвонил. И я не стала беспокоить больше этот местный «сервис». Залог свой возвращать тоже не пошла, он так и остался в магазине.
Без беруш было находиться в квартире просто невозможно. Нужно было постоянно ходить с воткнутыми берушами. Иначе в любой момент мог раздаться разрывающий мозг гудок, от которого становилось очень больно в голове. Самое главное – никто, ни один человек, не писали никакие заявления. Гудки продолжались уже год, и я просто удивляюсь как люди всё это время существовали. А самое главное, как существовали их дети. Я намеренно не стала инициировать никакую деятельность в данном направлении. Во-первых, потому что мне было крайне некогда, я была с головой в работе. Во-вторых, я уже в свое время находилась по инстанциям. В 2003 году я писала заявление в городское управление о запрете бойцовских пород собак. Также, инициировала в 2009 году издание закона о запрете курения в подъездах жилых домов (закон всё-таки приняли, благодаря нужным формулировкам, сделанным на правительственном форуме). Постоянно писала заявления в полицию на курильщиков и прочих нарушителей. Однако, люди мне отвечали только злобой. Никто не был готов подписывать бумаги за принятие закона и свидетельствовать против заядлых курильщиков. Все мои плакаты срывали и очерняли. Цветы, которые я садила, вытаптывали и заваливали окурками и бутылками. Поэтому, в случае с гудками, я принципиально не стала действовать. Ибо не вижу смысла жить ради такого окружения, которое направлено на уничтожение всего светлого и естественно на самоуничтожение. Однажды я зашла в магазин канцелярских товаров. Две продавщицы жаловались друг другу на жизнь. Одна говорила: «У моего ребенка голова болит из-за этих гудков, учеба ухудшилась, постоянные головные боли. Я сама уже не могу». Я заметила им, что у них постоянно в магазине ничего нет и они совершенно не обслуживают клиентов и сказала, что они выглядят больными. Она ответила: «Да, мы больные. Вылечите нас». Я ответила, что надо действовать, надо лечиться, есть методы Малахова. На что она ответила, чтобы я "не мешала им работать и уходила из магазина". Не стоит даже упоминать, что год назад в этом же магазине меня другая продавщица ударила по лбу когда я по причине своей близорукости наклонилась над прилавком, чтобы рассмотреть поближе шариковую ручку.
В 2013 году я стала обращаться к тем, кто возможно меня продолжал прослушивать. Я им стала говорить, чтобы они запретили гудки или хотя бы ослабили их. Осенью 2013 года гудки стали тихими.
После этого мне на сотовый телефон позвонили с незнакомого номера. Я не подняла трубку. Через месяц звонок повторился. Я снова не подняла трубку.
Я не хотела ни с кем общаться. Мне всё это надоело. Я очень устала. Конечно, я понимала, что, возможно, они хотят мне теперь помочь. Я допускала это. Но я уже совершенно перестала им верить, они утратили моё доверие. Да мы и не были друзьями. К тому же, я не уверена, что это звонили именно они. Могу только предположить, так как мне на телефон не звонил никто уже в течение многих лет. Мой номер телефона никто кроме родителей попросту не знал, потому что он был новым.
С каждым днем жить в этом городе становилось всё хуже и хуже. Ежедневно нарастало количество хамства в магазинах, на дорогах, повсюду. Полиция уже перестала быть прежней. Появился новый участковый, которые обращался ко мне как к преступнику, вместо того чтобы принимать заявление, он совершал на меня моральные нападки, утверждая, что «своими заявлениями против курильщиков и собаководов я только делаю себе хуже, и они все ополчатся против меня». Было похоже, что этот участковый работал на зоне. Это было мое последнее собственноручное обращение в полицию, после которого я поняла, что полиция уже не та.
Однажды, было это в конце августа 2013 года, я вышла на улицу за дыней. На улице было тихо. Проходя мимо дома, который располагается напротив моих окон, я вдруг услышала внезапно заигравшую музыку – это была музыка, которую я накануне слушала у себя в квартире, она доносилась из окна этого дома напротив, этажа со 2-го или 3-го. Заиграла мелодия и зазвучали следующие слова: «Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко, что ни день то снова поиск снова бой. Ты сестричка в медсанбате, не волнуйся бога ради, мы до свадьбы доживём еще с тобой». После этого музыку резко выключили. Было странно, что музыку включили именно когда я приблизилась и остановили после определенного смысла. У меня есть веские основания утверждать, что это не было случайностью.
В конце 2013 - начале 2014 года работа была в самом разгаре, надо было заканчивать написание, а тогда уже набор, книги. В 2014 году я закончила набор первого тома "Ишвараведы" и издала его в интернете на американском сайте (к сожалению, русских сайтов для бесплатного издательства книг нет). В мае 2014 года на меня начали активно воздействовать психотронным оружием. Это выражалось во внушении мне образов, которые мне "советовали" уйти из жизни. Естественно, я всё это осознавала и могла противостоять им. Например, в полночь однажды появилось ясное видение кинжала, направленного прямо в сердце, видение продолжалось в течение пары секунд, но этого было достаточно. Здравомыслящему человеку ясно, что просто так такое видение возникнуть не может. Также, стала искажаться музыка. Когда я включала Селин Дион или Мирей Матье (моих любимых певиц), их голос искажался, мелодия замедлялась и нарушалась совершенно физическими колебаниями, которые не имеют ни чего общего с «галлюцинациями». Стоит также заметить, что я к наркотикам отношусь крайне негативно, не курю и не пью. Однажды утром я проснулась и увидела, что на компьютере папка под названием «Мои документы», стала называться произвольным набором цифр, что-то вроде «0893890». Это тоже не имело ничего общего с «галлюцинациями». Также, мне были внушаемы идеи, чтобы нарушить ход моих мыслей. Я прочитала в интернете подобные истории других людей и поняла, что это воздействие может производиться с помощью психотронного оружия. К сожалению, физические изменения файлов на компьютере это никак не объясняло. Также, не могу допустить и наличие какого-либо доступа к моему компьютеру извне. Да и переименовать папку «Мои документы» на той системе было не так просто, так как система при перезагрузке восстанавливала название. Но тут цифры вместо названия папки появились при загрузке компьютера. Одно точно ясно – они пытались свести меня с ума. Им это не удалось. Но оставаться в квартире дальше было невозможно. Шла круглосуточная атака на голову – они мне внушали поток мыслей, унижающий честь и достоинство, внушали, что то, что я делаю – ничего не значит и ничего не стоит. Внушали, что «убьют меня как Буданова, если я только попытаюсь рыпнуться». Внушали, что «могут пристрелить меня из окна напротив».
Благодаря сделанным мною открытиям я научилась «дешифровать» этот поток, то есть, превращать поток информации, поступающий в мой ум, в полнейшую тишину. Скажу вам, это не так просто, и без знания принципов, изложенных в «Ишвараведе», сделать это невозможно.
В итоге, устав от гонений, я была вынуждена выйти на улицу из этой квартиры. К сожалению, мне было некуда идти, я 4 года практически не выходила из дома, никого не видела, была с головой погружена в работу. Друзья все уехали за границу на пмж. Родственников у меня нет, то есть, я с ними не общаюсь.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:32

Здесь стоит рассказать историю, о том, как мне «выстрелили» в голову за год до моего отбытия из квартиры. 8 июля 2013 года я шла из супермаркета по дороге домой. Прошёл дождь и вокруг красовались лужи, я шла, обходя эти лужи, по примагазинной вокругдомовой асфальтированной дорожке, которая, как известно, не является проезжей частью, а представляет из себя площадь для подъезда к дверям магазинов, крылечки которых вереницей выходили из дома. Я шла прям по этой дороге, метрах в трёх виднелся тротуар, отделяемый газоном, далее было широкополосное шоссе. Почему я не пошла по тротуару? Потому что там не было луж. Внезапно сзади меня появилась машина – обычная иномарка типа конца XX века. Я заметила её, но не отходила, так как не люблю оказываться между лужами и иномаркой, а во вторых, не хотелось ступать на мокрую землю газона. Также, впрочем, я не нарушала правил дорожного движения, а иномарка не имела никаких преимуществ перед пешеходом в данной ситуации. До окончания дороги оставалось метров двадцать, и там начиналась другая дорога – проезжая часть. Я не собиралась идти до конца дороги, но думала свернуть шагов через пять-десять на тротуар. Но не успела я сделать и двух шагов, как в мой мозг ударил пронзительный звук – это водитель авто со всей силы ударила по сигналу гудка. Звук был такой, что на миг мне показалось, что на мою голову обрушилась гора. Ничего не слыша и еле видя дорогу, я дошла до тропинки, ведущей к тротуару и пошла по ней, когда за моей спиной лихо пролетело авто и остановилось метрах в пяти, не доезжая до конца дороги. Дойдя до авто, я увидела, как из него вылазит самка, лица я не видела, но она резко мотнула глядельным отделом головы в мою сторону, быстрыми движениями молча обходя авто. Я обратила внимание на вывеску крыльца, у которого оно остановилось. На вывеске виднелись несколько больших ярко-красных букв: «Ф…аон». Остальные буквы были оторваны. По-видимому, там было написано «Фараон». По всей видимости, это было кафе. Она, наверное, была очень голодна, проголодалась к полудню и поэтому так спешила попасть в кафе, – думала я.
На следующий день моя голова начала нагреваться. Появилась тупая головная боль, глаза стали красными. Я измерила температуру, но она не превышала нормы 36.6. Казалось, что это только мозг нагревается, как будто начинает закипать, а в результате этого становится горячим весь череп. В голове появилось неприятное чувство – как будто каждую клеточку мозга отделяют шилом. Сначала это ощущение было сконцентрировано в лобной доле мозга, – фронтальная доля была как будто отрезана (цензура РКН -1 слово), и раны болели, как швы, создаваемые скальпелем хирурга. Я чувствовала именно так – мне казалось, что мой мозг разрезали скальпелем, отделив переднюю долю мозга, что напомнило мне о фронтальной лоботомии – процедуре, совершаемой психиатрами в рамках метода лечения острых психических заболеваний. На следующее утро мозг как будто расслабился, лобная боль исчезла, как и вообще всякая боль в голове. Но через час обычных утренних процедур, голова заболела вновь, но теперь боль была распространена по всему мозгу равномерно. При этом, нарастала температура на лбу и по всей голове, мозг как будто закипал изнутри, как каша в микроволновке. Мне казалось, что мозг набухает и вот-вот проломит череп. По звону и заложенности в ушах я поняла, что повысилось внутричерепное давление. Поскольку голова была ненормально горячей, мне пришлось повязать на голову мокрую майку, которая однако быстро нагревалась, и её приходилось смачивать холодной водой. Так прошёл день. Вечером я обратила внимание, что глаза как будто налиты кровью и отёкши. Сразу за этим, я ощутила, что мозг мой движется как желе – туда-сюда. Он как будто отделялся от черепа. Я стала молиться и приготовилась к смерти. В надежде, что сон снимет боль, я легла спать, но через 3-4 часа проснулась с ужасной болью в голове, уши ничего не слышали, в них как будто были воткнуты затычки. Голова была тяжёлой. Я поняла, что сон уже не помогает. Но примечательно было то, что патология имеет тенденцию к нарастанию. Это не пугало меня, т.к. я приготовилась умереть. Я представляла, что будет если я потеряю мыслительную способность, или способность к эффективной интеллектуальной деятельности. Я попыталась совершить мыслительный акт. Мысль образовывалась и двигалась легко, правда при этом ресурс мозга был как будто ограничен, было такое ощущение будто у мозга заканчивается аккумулятор или имеется несовершенная зарядная батарея. Я чувствовала, что любая попытка произвести ёмкое интеллектуальное действие может обернуться кризисом – отключением либо сильной болью. Такое же понимание приходит при сильном ушибе – становится ясно, что при любом давлении на ушиб будет только хуже. Я решила дождаться завтра. Утром следующего дня тоже болела голова, но боль уменьшилась, охладел и жар. И несмотря на то, что я ещё чётко ощущала будто каждую клеточку мозга отрезают скальпелем, и мозг плавал в черепной коробке как размёрзшийся холодец, я видела перспективу жизни, маячившую передо мной. Ощупывая шею, я заметила, что она существенно утолщена со всех сторон. Сзади как будто образовался слой сала. Это был отёк. И вероятнее всего, отёк происходил из мозга, и затем распространялся на шею. Принявшись представлять воздействие инфразвука на мой головной мозг, я решила, что надо свыкнуться с мыслью о постоянной, или, по крайней мере, постоянно возникающей, головной боли и приготовиться жить с ней. Тут я начала представлять, что на моём месте, на той дороге мог прогуливаться маленький ребёнок, или беременная человека, или же кто-то с только что проведённой операцией на головном мозге или сердце, либо кто-то очень старый. Вокруг в тот день не было ни души, и по отношению к ним мог быть легко совершён такой же убийственный акт, так как преступники в существующей законодательной системе наказуемы только при наличии неродственного незаинтересованного лица, который бы согласился стать свидетелем, или трупа обиженного. А скорее всего, понадобилось бы не меньше двух таких свидетелей для наказания преступника. А поскольку на улице в тот день никого не было, то и вершить можно было всё, любое убийство, любое насилие, и это почти наверняка осталось бы безнаказанным, особенно если пострадавшая бедна. Разве возможно это называть правосудием? А уж о доказательстве моего состояния вообще в такой системе не может быть и речи. Во-первых, ни один медпункт не зафиксирует инфразвуковое поражение мозга сразу, поскольку эффект начинает проявляться лишь через 1-2 дня. А во-вторых, отёк мозга медициной классифицируется как неизлечимое предсмертное состояние. И объяснение о «лёгком отёке мозга» скорее привело бы в дом умалишённых, чем к медицинской экспертизе (конечно, если человека не оказалась бы партийным деятелем или иной «важной птицей»).
В связи с этим, я представила подвергнувшуюся такому нападению 80-летнюю старушку, или какого-нибудь малыша в колясочке, или ребёнка, беззаботно прогуливающегося возле своего дома, и поняла, что это могло бы моментально привести к их гибели. На следующий день боль в голове начала спадать. Однако, одновременно с этим стала нарастать жуткая боль в шее и плечах, а также у основания черепа. Казалось, что меня парализует, и паралич постепенно распространяется из головы на весь организм. Весь день я не могла пошевелить шеей и повернуть голову. Скипидарная ванна и массаж не помогали. Правда, я применяла уринотерапию, это следует отметить. На следующий день я, смыв с головы урину, решила выйти из дома погулять. Уши были ещё заложены и я плохо слышала. Мозг по-прежнему ощущал как будто действие скальпеля. Я подумала, что электрошок, применяемый в психиатрической практике, наверное имеет такое же действо, и подвергнувшаяся разряду электрошока ощущает то же самое, что и я. Фактически, мне был произведён внезапный и мощный разряд инфразвука, который и разрезал межклеточное пространство головного мозга. Ощущение «препарирования», действие скальпеля и характерная боль ощущались чётко. У меня было стойкое ощущение, что мне провели серьёзную операцию на мозге головы. Именно тогда я поняла, как сильно враги народа ненавидят Истину, и какой мощный у них возникает резонанс от этой ненависти, что они полностью теряют над собой контроль. Подумав об этом, я представила, как множество «детей» моих повсюду подвергаются такой же агрессии, убиваются, калечатся Дьяволом только за то, что их души* чисты, и я ощутила боль каждого из них, их страдания, и совершённая надо мной экзекуция обрела символ окончания эпохи Дьявола и мне открылась казнь всех неискренников, их лишения и тяжкий труд на благо человечества.
29 июня 2014 года я собрала чемодан и вышла на улицу, так как оставаться далее в квартире было нельзя. Я пошла по направлению к церкви. Там у меня были знакомые батюшки, была надежда, что они меня приютят. Правда, я их не видела уже шесть лет. Я надеялась, что мне удастся обрести помощь людей, которые смогут переправить меня в Москву, где я представлю свою научную работу президенту Путину. Почему-то когда я упоминаю это имя, все думают, что я «сумасшедшая». Что к президенту с такой фамилией «обычный человек даже соваться не должен». Я же так не считала и не считаю, потому что не считаю людей заведомо плохими. И до сих пор, даже по прошествии всех испытаний, я еще не утвердилась во мнении, что в моих мучениях виновен именно президент, сколько бы мне об этом все ни говорили. Да, это может быть и так. Но может быть и иначе.
Да, я собралась дойти до Путина, не имея гроша в кармане. Вы можете считать меня «сумасшедшей». Но ничего сумасшедшего на самом деле здесь нет. По-моему, это совершенно нормально – надеяться на помощь Бога и людей. Так испокон веков путешествовали все святые и странники, не имея при себе ни денег ни еды. Люди сегодня настолько зачерствели и зациклились на деньгах и материальном, что не верят, что такое может быть. Да, я верила в обоих президентов – и в Назарбаева, и в Путина. Почему я решила добраться именно до Путина? Потому что, во-первых, я написала работу о русском языке, а это имеет прямое отношение к России. Во-вторых, «Ишвараведа» написана на русском языке, а это тоже имеет прямое отношение к России, так как там проживает наибольшее число русскоговорящих людей. И в-третьих, потому что я привыкла жить по принципу «стреляй в Луну, попадёшь в орла». Я человек и я имею полное право разговаривать с любыми людьми, живущими на планете Земля. И не надо называть меня «сумасшедшей» или «дурочкой».
Я пришла в аэропорт, в надежде, что кто-нибудь мне поможет. Я планировала связаться с владельцем частного самолета, который бы отвез меня в Москву. Но единственный частный самолет, как оказалось, принадлежал только крупной местной горнодобывающей корпорации, и связаться с его владельцем не представлялось возможным. В аэропорту я просидела до поздней ночи. Когда начало смеркаться, ко мне подошел охранник аэропорта и попросил покинуть территорию, так как, по его словам, «ночью здесь находиться опасно, в городе ходят маньяки. Охранник посадил меня на автобус и даже заплатил за проезд. Правда ему не хватило десять копеек, но биллетёрша разрешила ехать и выдала билет.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:33

В автобусе я познакомилась с парнем лет 25-ти, который, услышав мою историю, предложил отвезти меня к себе домой. Я согласилась. Мы вышли из автобуса и встретили еще одного парня, по всей видимости его знакомого, который предложил отвезти меня в приют. Мне было некуда идти, в квартиру я возвращаться не хотела, поэтому я согласилась. Мы сели в машину и поехали. По дороге они стали мне рассказывать, что «они еще не предали» кого-то и что ночью ходит по улицам опасно, особенно девушкам. Я сказала, что давно уже не выходила из дома. Мы приехали в приют, который оказался баптистским «центром помощи». Постучались в дверь. На порог вышел парень похожий на Чикатило. Не скрою, я немного испугалась, так как не хотела бы остаться с ним наедине. Меня обрадовал его ответ, о том, что «они не могут принять нового постояльца «без одобрения братии». Я сгребла свой чемодан из багажника и пошла в православную церковь. Благо, она находилась от того приюта в нескольких шагах. Парень-водитель лишь крикнул мне вслед: «Не ходи в церковь, я знаю людей, они тебе не помогут». Я подошла к церкви с верой во Христа Спасителя. К сожалению, от той церкви, которую я видела в 2008 году, практически ничего не осталось. Передо мной возвышался железный забор с видеокамерами, за забором лаяли собаки. Конечно, я была немало удивлена и расстроена – если церковь так встречает путников, значит этому есть причина, и эта причина была явно связана с Дьяволом. Я позвонила в звонок. Через минуту в воротах открылось окошко и знакомый охранник (тот же, который был в 2008 году) мне строгим голосом ответил, что «церковь закрыта», и посоветовал приходить завтра утром. Я спросила, есть ли батюшки. Он ответил, что батюшек нет. Однако, я знала, что за оградой, в доме рядом с церковью, живет отец Амфилохий, монах-настоятель, которого я знала заочно. Но мне было неудобно проситься к нему в дом, ведь он принял целибат и вряд ли захотел бы общаться с девушками. Я повернулась и пошла по дороге по направлению к остановке. Как оказалось, тот парень, с которым мы познакомились в автобусе, не упускал меня из виду. Он пошел за мной, и сказал, что нельзя оставаться на улице одной, это очень опасно. Я сказала, что со мной Бог и со мной ничего не случится. Тогда он сказал, что позовет своих друзей-полицейских. Он вызвал полицейский наряд, курсирующий в данном районе. Они и правда оказались его друзьями. Они попросили меня открыть чемодан, я им показала то что лежит в чемодане. Затем они спросили меня о моем месте жительства. Я сказала, что у меня "нет дома". Тогда они мне предложили проследовать в опорный пункт полиции для выяснения обстоятельств. Меня привезли в ближайший опорный пункт полиции и выгрузили из машины мой чемодан. На улице я познакомилась с парнем и девушкой. Девушка плакала, ее муж избивал ее детей. Тут же был и ее муж, который пришел для дачи показаний. Я рассказала им о себе, и попросила их меня приютить. Они не были против. Мы уже пошли по направлению от полицейского участка, как мой чемодан был схвачен за заднюю ручку полицейским, и мне пришлось пойти за чемоданом. Меня завели в полицейский пункт, где стали расспрашивать что я делаю ночью на улице. Я им рассказала всё как есть, назвала свою фамилию и адрес. Они спросили зачем я вышла на улицу, я им сказала, что «я должна встретиться с главным», у меня есть идея по спасению мира. Всё это время полицейский что-то писал и не давал мне посмотреть. (Как я потом поняла, он в записях преувеличил мои показания, такое обычно практикуется полицейскими, чтобы их не обвинили в ложных арестах.) Я спросила, на каком основании меня задержали и попросила показать статью. На что он засмеялся и ответил, что «статьи вон на стене висят». Я подошла и прочитала информацию на стенде, но там были лишь выдержки из конституции Казахстана, и ничего конкретного по моему случаю. Я знала, что такой статьи не существует, я ничего не нарушала и они не имеют права меня задерживать. Мне было душно и ужасно хотелось пить. Я попросила полицейского открыть окно, но получила отказ. Правда потом он понял, что мне плохо и нечем дышать, и открыл окно. Наконец мне принесли воды. Я не понимала зачем меня держат взаперти. Дверь была закрыта, мне не давали выйти. Как будто чего-то ждали. Я требовала ответа о причине задержания. И в конце концов я не выдержала и повысила голос на помощника участкового, сказав ему что они не имеют права меня задерживать без объяснения причин. Я знала, что на тот момент статьи за повышение голоса не существовало, так что и в данном случае закон я не нарушила.
Меня продержали взаперти около получаса. Примерно через полчаса в комнату вошли два санитара. С наглыми улыбками, без слов, они схватили меня, заломили мне руки (хотя я совсем не сопротивлялась, да и не могла сопротивляться), связали верёвкой. Я закричала. Они вывели меня на улицу, посадили в машину скорой помощи. Всю дорогу медбрат, который связал меня, запугивал и угрожал, что сейчас они везут меня в гараж где собираются «изнасиловать и (цензура РКН -1 слово)». Второй медбрат сидел рядом и молчал. Я попросила их развязать мне руки. но вместо этого первый медбрат поднял моё платье, засунул под него руку и стал трогать мою грудь, нагло лыбясь. А второй молча сидел и наблюдал за происходящим. Я уже приготовилась к смерти. (Сейчас я понимаю, что окажись на том месте человек с больным сердцем, у него вполне мог бы случиться сердечный приступ. виду всего этого, становится совершенно ясно, что человеческая жизнь сегодня совсем не ценится, в приравнена к жизни собаки). Примерно через полчаса меня куда-то привезли. Как оказалось, в психдиспансер. Но мне этого не сообщали. Вокруг собралось пять человек – врач, два санитара, которые меня доставили, и две медсестры. Они насмехались надо мной. Санитар, который мне угрожал по дороге, вдруг говорит: «Вот до чего доводит Библия», отчего мне стало обидно за Библию. Я поняла, что он сам из дурдома бывший пациент. Так как вел себя он неадекватно и был похож на умалишенного. Они понасмехались надо мной, открыли мой чемодан, посмотрели мои вещи. И затем санитар, который угрожал мне всю дорогу, повёл меня наверх. Там я переночевала среди сумасшедших ночь. На следующее утро мне без каких-либо моих согласий сделали ряд уколов и взяли анализы. Затем, во второй половине дня меня пригласили к врачу, которая объяснила мне где я нахожусь и дала на подпись бумагу. Так как я была очень напугана первоначальным отношением, я поставила свою подпись.
Меня подробно расспрашивали про то почему я оказалась на улице и отказывалась вернуться домой. Я сказала, что просто устала от работы, я очень много работала над книгой, я ученый-исследователь. Всё честно изложила и рассказала, что я создала науку-религию, которая спасет мир и способна объединить все религии мира воедино. «Врач» с ухмылкой слушала всё время, затем произнесла. В глубине души, у меня теплилась надежда, что люди будут воодушевлены такой масштабной идеей и посчитают за честь участвовать в данном проекте спасения мира. На что получила холодный и бездушный ответ, который меня разочаровал: «Ну, теперь ты не будешь больше писать никакие ишвараведы?». Врачиха лыбилась. (Позже я поняла, что с ними разговор короток, это не люди.)
После чего меня отвели обратно в палату. Как оказалось, эта палата предназначалась для буйных сумасшедших. На следующий день меня вызвали снова к врачу. Передо мной предстали трое врачей, которые стали спрашивать меня как я себя чувствую. Я им рассказала, что я ощущаю энергетический поток, посредством которого ко мне приходит информация, минуя мой ум. Они попросили меня нарисовать им это схематически на бумаге. Я нарисовала. На что врач, сидевший на диване, с ухмылкой сказал: "Мы закроем вам этот поток". Это было ужасно для меня. Так как я посвятила писательству всю свою жизнь. Они улыбались. На следующем допросе, врач с ехидной улыбкой мне заявила: "Ну, теперь ты больше не будешь писать свои ишвараведы" (тогда я еще не поняла, что именно они замыслили).
Проходили дни, мне ничего больше не объясняли, и проводили "лечение".
С больными в больнице обращаются ужасно, персонал катастрофически грубый. Всех называют по фамилии и только на "ты", часто подсмеиваются над диагнозами больных. Страшно подумать, что было бы если бы я вдруг оказалась беременной. И вообще, страшно подумать что они делают с беременными. Ведь психотропные уколы вызывают уродства плода. говорят, что в таких случаях, психиатры ставят "лечение" всегда превыше сохранения беременности и вынуждают сделать аборт.
Со мной лежало много практически здоровых людей. Некоторых "закрыли", уведя прямо с приёма у врача, на который они пришли в надежде на помощь. Одна женщина, лет 50-ти, со слезами рассказала, что ей скрутили руки на приеме у врача, и увели в палаты. Она также поведала, что у неё есть знакомый в мафии, и с его помощью её через несколько дней вызволят отсюда. А одна женщина также 50 лет рассказывала, что её давно насильно закрывают, в этот раз её "сдали" соседи, как она говорит "за то, что она разговаривала с птицей". Когда к ней постучалась полиция, у неё были не собраны вещи, она не собиралась ехать в психдиспансер. Но они вынудили её собраться, дав ей 10 минут, и ехать с бригадой психушки. Она также рассказывала, что ранее ее держали в заключении в поселке, где содержатся сумасшедшие зэки. Рассказывала об ужасный тамошних условиях. Сказала правду о психиатрических больницах: «Это место, где из здоровых людей делают больных». Людей, бывших пациентами психбольницы, ни врачи, ни медперсонал за людей не считают. Если обычным людям разрешается навещать больных, то бывшим пациентам вход в больницу запрещён - их не пускают. Если кто-то из больных хочет навестить кого-то из друзей лежащих в больнице, их не пускают на свидание. Врачи относятся к больным, не зависимо от сложности заболевания, как к ненормальным психам - общаются надменно с постоянной насмешкой на лице. Будто боги.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:33

Итак, через несколько дней заключения, меня вызвали снова к "врачу". Там опять сидело три врача. Моя лечащая "врач" произнесла: "Тебе будет сделана инъекция препарата «Ксеплион» для лечения твоей болезни. Вот эту бумагу тебе надо подписать." И дала мне какие-то бумаги. Но на этот раз я решила внимательно изучить бумаги. Читая эти листы, я обнаружила, что над людьми проводится клинический опыт для тестирования нового лекарства - так называемого "месячного укола". После прочтения данной бумаги, я сказала, что отказываюсь. На что "врачиха" со скользкой ухмылкой стала перебирать другие бумаги, перечисляя фамилии пациентов: "Эта согласилась", "Такая-то отказалась".
Впоследствии я поняла, что в больнице проводится усиленная агитация на проставление этого укола. После чего, немного погодя, выяснилось, что у нескольких людей, которым поставили «Ксеплион», пропало зрение.
Меня держали в заключении полтора месяца.
"Врач" постоянно издевалась надо мной, постоянно требовала от меня признания в том, что я больше не буду писать. Она постоянно терроризировала меня по поводу Путина. Я поняла, что эта человека невменяемая, и с ней разговаривать бесполезно: "Теперь ты больше не поедешь к Путину?" - постоянно спрашивала меня она. А на одном из обходов сказала с насмешкой: "В Америку то поедешь?". Вообще-то, никому нет никакого дела куда я поеду или хочу поехать. Я человек, а не собака.
Я уже устала находиться в этом концлагере, где меня держали за психбольную. На вопрос когда меня выпишут, «врач» отвечала: «Пока еще рано. Ты должна отказаться от своего занятия.» На что мне пришлось её заверить, что теперь я буду писать только сказки для детей. После этого, когда я рассказала своему другу из Европы, он сказал, что они не имели права так себя вести, потому что это противоречит конвенции ООН о правах человека, которую Казахстан тоже подписывал.
Примерно через месяц моего пребывания в больнице, пришла врачиха на следующем обходе, и провозгласила: "Сделать ей "Модитен-Дэпо" внутримышечно". - А ко мне искоса как бы между делом обратилась, кратко бросив: "Тебе сделают месячный укол. Твоего согласия на этот раз не требуется". И без разговоров ушла. Месячный укол - это инъекция препарата, делаемая раз в месяц, когда лекарство внедряется в виде масляного дэпо - с постепенным высвобождением в ежедневных дозах. Это ужасная вещь! Это препарат фашистской казни людей. Когда человеку вводится это «дэпо», деться от его действия он уже не может и вынужден терпеть, даже если у него возникает отторжение препарата, аллергия, чудовищные побочные эффекты. И самое главное – зная это, «врачи» продолжают использовать такие препараты применительно к людям. И это происходит в «демократической» стране, празднующей победу над фашизмом, а эти «врачи» считают себя людьми.
Я сначала с ужасом подумала, что мне сделают тот укол, от которого у людей пропало зрение. И уже приготовилась, доверившись на волю Всевышнего.
На следующей день мне сделали "Модитен-Дэпо". После чего мне через несколько часов стало плохо - меня всю трясло. Как я впоследствии выяснила, это было экстрапирамидное расстройство - реакция на препарат. Мне сделали систему с физраствором, после чего тряска прошла и больше не возвращалась во время пребывания в больнице.
Я пролежала в больнице ещё полторы недели. Мне становилось всё хуже и хуже с каждым днём. У меня терялись силы, начали выпадать волосы, был постоянный запор. Слабительные таблетки находились у медсестёр, они их выдавали в строго отведённое время - по утрам или по вечерам. Но тем не менее, получить свое слабительное было трудно. Потому что смены медсестер менялись - и когда ты приходила к ним утром, одна медсестра тебе говорила, что "слабительные свечи надо ставить перед сном". А вечером, когда человек терпел весь день и с надеждой приходил получить облегчение - на посту была уже другая медсестра, которая заявляла, что "слабительную свечу на ночь не даст, так как ночью происходит непредвиденное и они не хотят убирать эти последствия". То же самое было и со слабительными таблетками. Одна медсестра говорила, что слабительное надо пить только по утрам. А другая, что на ночь.
Все пациенты, мучавшиеся запором (а таких было немало, так как химические препараты провоцировали запор), страдали от этих издевательств. Одна бабушка попросила меня дать ей таблетку, так как ей замучил запор. Я вместе с ней пошла к медсестрам, но они отказались ей помочь - давать мои таблетки ей было запрещено. Тогда она со слезами на глазах стала умолять их дать ей мои таблетки. Меня таблетками снабжали родители. Они же покупали и все предписываемые врачами медикаменты.
В конце концов, мне стало невыносимо находиться в этой больнице. Я считала каждую секунду. При этом, стоит заметить, что пробраться к врачам было невозможно - на подступах к врачам постоянно сидели дежурные санитарки или медсестры. Вход к врачам был строго по приглашению со стороны врачей. Поэтому, я не могла поговорить с врачом когда мне того хотелось. Это был настоящий концлагерь.
Однажды ко мне подошла женщина, которой поставили на днях месячный укол, она потеряла зрение от этого укола. Она мне сказала: "Я слышала, ты собиралась ехать к Путину. Откажись. Скажи, что не поедешь к Путину и Путин тебе безраличен. Иначе они будут держать тебя здесь пожизненно."
У меня кончались силы. Я решила представиться будто мне плохо. Когда врачиха вызвала меня к себе на приём, я упала перед ней на колени и сказала - "Пожалуйста, отпустите меня домой.". Врачиха с ухмылкой ответила: "Ну вот, как я теперь буду тебя выписывать". На что я её попросила, чтобы меня выписали к бабушкиному дню рождения. Она издевательски ответила: "Я тебя не выпишу. Тебя выпишут другие врачи." (Заметьте, людей унижают, называя на «ты», при этом к врачам требуется обращаться на «вы»). Прошел слух, что она уходит в отпуск. Было видно, что она никак не хочет меня выпускать.
В конце концов, меня выписал один пожилой врач. С напутствием: "Лечение длительное. Три месяца. Если не будешь пить таблетки, то будет хуже и лечение будет ещё дольше". (Заметьте, этот «врач» прописал «лечение» длительностью три месяца, а впоследствии же «врач» прописывает мне «лечение» длительностью три года!).
Утром 12 августа 2014 года меня забрали родители. Я уехала в деревню, куда переехала из своей квартиры в городе. Врачиха наказала моей матери колоть мне «Модтен-Дэпо» раз в месяц в один и тот же день. Нам "предписали" поехать на прием к местному участковому психиатру - который заведует районом той деревни, куда я переехала. Родители повезли меня на прием. Психиатр посмотрела меня и сказала продолжать колоть «Модитен-Дэпо».
Находясь ещё в испуге после этого кошмара, и видя как насильно "вяжут" людей, я не противостояла уколам. Всё равно они вызовут медбрата и тот за секунды скрутит руки нужному пациенту.
Нам сказали ездить на прием раз в месяц. На одном из приемов я сказала психиатру, что хочу завести семью и иметь детей. на что она мне ответила: "Давай пусть твой жених подождёт годик. А мы проверим его чувства. А там дальше посмотрим." Я сказала, что хочу отказаться от лечения и готова написать письменный отказ. На что врачиха мне ответила: "Письменных отказов мы не принимаем. Ты можешь отказаться, но практика показывает, что такие как ты через неделю снова оказываются в полиции и попадают в стационар". Я поняла, что разговаривать с ней бесполезно. Честно говоря, я боялась, что если я буду возникать, меня скрутят прямо на приеме, как рассказывали женщины из больницы. Снова попасть в больницу мне не хотелось. Этого же боялись и мои родители. Кроме того, как выяснилось, они до ужаса боялись полиции и самих психиатров.
Так продолжалось три месяца. Всего мне поставили три месячных укола «Модитен-Дэпо». После чего меня в один день начало трясти. Стало ужасно колотить. Тряска не прекращалась. Я просыпалась по ночам и ходила по дому, потому что меня всю трясло. Также, у меня окончательно застопорилась работа кишечника. Кишечник как будто замер. Там не чувствовалось никакой жизни. Это психотропный препарат заставил его "заснуть". Я утратила возможность ходить в туалет по большому вообще. Так как у меня исчез позыв к дефекации. Слабительные больше не действовали. Даже самый сильный слабительный препарат больше не давал результата. Приходилось ежедневно или через день делать клизмы. На самом деле, это очень неприятное чувство - когда пропадает ощущение здорового кишечника и ты начинаешь зависеть от клизм. Наряду с этим, я пребывала в постоянно трясущемся состоянии. Я не могла ничего делать, тряска ослабляла все мои силы. Матери пришлось позвонить врачихе. Я была против, так как была уверена, что никакого прока от неё нет. Зачем мне ставят уколы, я еще не осознавала. Это сейчас я понимаю, что могла отказаться и от уколов и от самого лечения как только оказалась на свободе. Когда я сказала матери, что мне ужасно плохо и я откажусь от лечения, она подняла скандал и сказала, что "от лечения отказываться нельзя, мы не имеем права(!)". Я сказала, что больше не поеду на прием, так как у меня нет сил жить, и мне всё равно. Меня трясло каждую секунду. Я не могла нормально спать, по ночам я вставала и ходила, потому что лежать спокойно на кровати я не могла – препараты нарушили что-то в моём мозге. Мне было так плохо, что моя мать (врач-терапевт по специальности) предложила мне сделать гемодез с физраствором внутривенно, чтобы вывести психотропный препарат из крови. Я согласилась, так как деваться мне было некуда. Я почувствовала, что это меня спасет. Но тут она вдруг решила позвонить врачихе и "проконсультироваться" - почему мне стало плохо. На следующий день она позвонила "лечащей" врачихе, рассказала ей о моем состоянии и (хотя сама является врачом) спросила у неё, стоит ли мне прокапать физраствор с гемодезом, и поможет ли это. На что врачиха ответила, что это "не поможет", а трясет меня потому, что действие препарата закончилось и надо вколоть следующий укол. Я поняла, что хожу нахожусь на грани жизни и смерти и если им удастся вколоть мне ещё один укол, я умру. После звонка, мать стала меня уверять, что система с физраствором и гемодез не помогут, а надо сделать следующий кол. Но мне всё-таки удалось ее убедить сделать систему. После первой же системы мне стало лучше, тряска прошла. Для полного прекращения тряски понадобилось сделать ещё несколько систем. Лечащей врачихе мы об этом не сказали.

Аватара пользователя
Karissima
Психиатр или пациент?
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 28.05.2015, 14:22

Продолжение

Сообщение Karissima » 28.05.2015, 14:34

После этого я сказала, что с меня хватит и я на прием больше не поеду. Моя мать сама поехала к врачихе и та прописала мне таблетки. Когда она приехала, я сказала, что никаких "лекарств" больше пить не буду, что я абсолютно здоровый человек, меня ничего не беспокоит. Моя мать подняла скандал, сказала, что я не могу отказываться от лечения и если я откажусь, она поедет в город и будет всем врачам рассказывать, что я не принимаю лекарств и "будет думать что с мной делать". Отец тоже был на её стороне, заверяя, что "если тебя положат в больницу, там может быть не так уж и плохо. Ведь там делают системы". Тогда я поняла, что они до ужаса боятся всего, что связано с властью, государственной системой, полицией и психиатрами. Я сказала матери: "Ты боишься ментов? Так и скажи." На что она предательски промолчала.
В итоге, чтобы унять эту истерику, мне пришлось согласиться, что я стану принимать нейролептики. Мне прописали таблетки «Солиан». Врачиха сказала, что мне надо пить их три года, чтобы в моей мозгу что-то там поменялось.
Так как я жила с родителями в то время, мне пришлось пить таблетки. Я пила эти таблетки два месяца. После чего у меня пропали обычные женские дни. И я заметила, что у меня полностью пропало половое желание - его просто нет. Я превратилась в растение. от этого хотелось плакать. И такое "лечение" мне предписали на три года! Разве это не кощунство?
Между тем, у меня выпало половина волос, и от моей полметровой косы практически ничего не осталось. И я приняла решение обрезать косу по плечи.
Меня подстригли. Теперь я заново рощу свои волосы, до этого они были просто шикарны. Я гордилась своими волосами, хотя мать мне и говорила "тебе так трудно ухаживать за косой, давай ее обрежем тебе", а отец говорил, что он ненавидит длинные волосы, а особенно распущенные.
Итак, когда у меня пропали менструации, я поняла, что пора что-то кардинально предпринимать, иначе вред для организма может быть нанесен невосполнимый. К тому же, как оказалось, нейролептики разрушают клетки мозга.
Сейчас таблетки я не пью. Менструации у меня восстановились через 10 недель после прекращения приема таблеток, половое желание вернулось. Я вновь зажила полной жизнью. Кишечник я вылечила. Сейчас я снижаю 20 килограмм лишнего веса, набранные в результате приёма химии и привожу в порядок нарушенный этой химией обмен веществ (такого нарушения как сейчас у меня в жизни никогда не было). Моя фигура сейчас выглядит так уродливо, как никогда прежде. Однако, после всех изуверств, благодаря Богу я вышла из всех испытаний здоровым человеком.
Когда я показала этот рассказ своему «православному» бывшему другу (истинно православным его назвать нельзя, так как он не следует наставлению «не суди да не судим будешь», и другом я его считать тоже не могу после этого), он не задумываясь ответил: «Я с тобой больше не общаюсь, ты совершенно сумасшедшая». После прочтения вышеприведённой статьи его отношение ко мне по всей видимости резко изменилось, и это при том, что еще буквально вчера мы с ним общались нормально по-дружески. Объяснять мне что-либо он отказался. По сути, это означает его полную солидарность с действиями извергов психиатров и их методами, при том, что ни компетентностью постановки диагноза, ни свидетельскими показаниями случившегося он ни обладает.
Христос сказал: «а кто скажет сестре своей: «безумная», подлежит геенне огненной» (Мтв. 5:22). Всё это говорит о том, что ум таких людей, как и тех, которые унижали меня и испортили моё здоровье, настроен на фашизм по отношению к ближнему, у них нет ничего христианского. Таких фашистов может взрастить любая религия, любая секта, в том числе и научная, если люди лишены человечности.
Психиатрия сегодня признана «наукой», в то время как наукой данная система знаний не является. Это (также как и психология) - псевдонаука, не имеющая достаточных научных оснований для того чтобы именоваться «наукой», и поэтому наукой называться не должна. Психиатрия (вкупе с психологией и психотерапией) представляет собой всемирную криминальную структуру (мафию), которая спонсируется фармацевтическими корпорациями, и поддерживается во всех странах мира правительством и религиозными институтами. Я считаю психиатрию огромным преступлением против человечества. А тот факт, что церковь молчит по данному поводу, является вопиющим с точки зрения всех классических религиозных постулатов. Получается, церковь одобряет бесчеловечное отношение к народу. Ибо я не могу поверить в неосведомленность высших чинов церкви о происходящем в психиатрических заведениях. Известны много случаев, когда людей заключают в психбольницы за «божественные видения», разговоры с духами, разговоры с Богом. И самое главное, большинство из таких людей не представляют для общества никакой опасности.
Чтож, получается внутри страны происходит скрытая инквизиция, одобряемая церковью и властью. То есть, фактически, в каждом государстве мира сегодня орудуют завуалированные фашистские организации, производящие бесчеловечные опыты на людях, и все религиозные институты и государственные чины, зная об этом факте, продолжают молчать.
Сегодня во всём мире существует огромное количество людей, страдающих от «психиатрического лечения». Миллионы людей, в том числе детей, насильно травятся предписываемыми им химическими препаратами. Дети оказываются совершенно беспомощными, полностью завися от родителей. Используемые и предписываемые «новейшие препараты» действуют разрушающе на клетки мозга, лишают человека здравого рассудка и нормального мышления. В результате, даже изначально здоровый человек превращается в больное безразличное существо, полностью зависящее от химических препаратов и не имеющее никакой надежды на излечение. В качестве «лечения» до сих пор применяются такие методы как электрошок (пропускание электрического тока высокого напряжения через головной мозг пациента), а также лоботомия (операция на мозге с целью разъединения лобных долей – в психиатрии существует верование, что такая операция позволяет сделать умалишенного здравомыслящим). Причем, показания для данных экзекуций определяют те, кто имеет совесть называть себя «врачами».
Всё это кажется неправдоподобным, невозможным, но это реальность сегодняшнего мира. Мира, который заявляет свою гордость в победе над фашизмом. Мира, который ставит человечность во главе всех политических и религиозных лозунгов.
В 1970 году в своем открытом письме к общественности под заголовком «Вот как мы живем» известный писатель Александр Солженицын заявил: «Захват и содержание свободомыслящих здоровых людей в сумасшедших домах есть духовное убийство, это вариант газовой камеры, и даже более жестокий: мучения убиваемых более жестоки и продолжительны. Как и газовые камеры, эти преступления не забудутся никогда, и все причастные к ним будут судимы без срока давности, пожизненно и посмертно».
Рон Хаббард был полностью прав, утверждая, что психиатрия должна быть запрещена и является преступлением против человечности.
Психиатры могут возразить, что, мол, нет никакой альтернативы для лечения психических заболеваний. Это не правда. На сегодня уже имеется научная теория, объясняющая природу человеческого ума, души и сознания. Эта теория имеет солидную практическую экспериментальную базу. Исследования начал Рон Хаббард, и сейчас они продолжены и доведены до совершенства в Ишвараведе. Ишвараведа, объединяя материалистичный взгляд Рона Хаббарда на природу ума с духовными воззрениями всех основных религий мира, полностью объясняет все явления, происходящие в душе, уме и теле человека, дает определение самому явлению «душевного расстройства», описывая его механизм, и предлагает эффективные методы излечения от любых душевных расстройств, в соответствии с природой заболевания. Научная база Ишвараведы позволяет с точностью диагностировать душевное расстройство и произвести лечение.
В Ишвараведе даны четкие определения «ума», «сознания», «души», «разума», что до сих пор не было произведено ни в одном философском, научном или религиозном направлении. Ввиду появления научности данных понятий, становится неактуальным само слово «психо-» в значении души, так абсолютно точно, что к человеческой душе это понятие никакого отношения не имеет.
Один из методов лечения умственных и душевных заболеваний, используемый в Ишвараведе, основан на дианетике, развит и усовершенствован независимым исследователем, последователем Рона Хаббарда Игорем Егоровым, и является на сегодняшний день единственным доступным человечеству методом излечения огромного количества душевно-умственных расстройств. Также, в список методов лечения душевно-умственных заболеваний, применяемых в Ишвараведе, входит метод православной и католической церквей – экзорцизм, а также методы индийской и тибетской медицины. Каждый метод зиждется на твердой научной теории, обнаруживающей существование материального и духовного и устанавливающей их нераздельность.
Настала пора осознать, что далее религия не может существовать отдельно от науки, и более того, такое существование опасно и кощунственно по отношению к людям.

Кара Великая
28.05.2015 г.

мария999
ПНД ПсихоНеврологический Диспансер
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 01.02.2014, 13:23

Re: Моя история

Сообщение мария999 » 28.05.2015, 17:51

Мне кажется что придаёшь чересчур большое значение своей персоне
Что бы столько лет кто то тратил своё время и немалые деньги на слежку за тобой и установку жучков? Это маловероятно
Если бы ты действительно кому то по настоящему понадобилась то тебя еще в самом начале тогда запихнули бы в машину и отвезли кому нужно
И стала бы ты секс-рабыней :D
Но если до сих пор не стала то стало быть никому ты и не нужна :lol:

мария999
ПНД ПсихоНеврологический Диспансер
Сообщения: 14
Зарегистрирован: 01.02.2014, 13:23

Re: Моя история

Сообщение мария999 » 28.05.2015, 17:56

Кстати, это ты та Кара что из Читы?
Типа подруга Миранды что ли?

Анимо
Лечение общением
Сообщения: 4081
Зарегистрирован: 09.09.2012, 21:29

Re: Моя история

Сообщение Анимо » 28.05.2015, 21:09

Всё честно изложила и рассказала, что я создала науку-религию, которая спасет мир


Чего все мир спасают? А не себя?

Ответить

Вернуться в «Истории болезни?»